Эдуард Тополь: «Я решил, что больше уродовать свои сценарии никому не дам»

Еженедельник "Аргументы и Факты" 1/05/2010:

Эдуард Тополь: «Я решил, что больше уродовать свои сценарии никому не дам»

Эдуард Тополь известен широкой публике, как писатель и сценарист, однако в картине «На краю стою» он дебютировал в качестве продюсера и со-режиссера фильма....

Важно отметить, что на момент премьеры лента была отмечена несколькими наградами международных кинофестивалей – фестиваля «Золотой феникс» и фестиваля военно-патриотических фильмов им. С.Ф. Бондарчука «Волоколамский рубеж». В числе прочих, картине был присужден приз зрительских симпатий, приз за лучшую мужскую роль (Артур Смолянинов) и приз за воплощение на экране темы нравственной красоты человека.

Это фильм о любви, верности и мужестве, которые помогают главному герою устоять в борьбе за жизнь и мечту. Андрей, талантливый пограничник (Артур Смольянинов) обнаруживает тайники, в которых наркоторговцы прячут огромные партии героина при проезде через афганскую границу. В отместку за свои колоссальные убытки бандиты решают казнить Андрея. Чудом избежав смерти, он не только расправляется со своими палачами и разоблачает крупную наркомафию, но и отвоевывает свою любимую (играет Светлана Устинова).

«АиФ»: - Вы в этом фильме выступили в качестве продюсера и со-режиссера. Что сподвигло вас на это, ведь это не первый фильм, который выходит на экран?

Эдуард Тополь: - Да, по моим сценариям сделано больше 10 фильмов, но только некоторые из них не вызывают у меня стеснения. А то, что было сделано в последние годы, я или снимал свою фамилию. Я был возмущен тем фактом, что в титрах было написано «режиссер такой-то, автор сценария - В.Тополь». После того, как мне пришлось написать такой титр с моей фамилией, я решил, что больше я уродовать свои сценарии никому не дам, и должен взять власть в свои руки и сам контролировать процесс. Только продюсер имеет право говорить режиссеру, что он будет снимать так, как написано в сценарии. Этот процесс и профессию пришлось осваивать. Это стоит больших нервов, здоровья, трудов, усилий, но зато это фильм, который не стыдно показывать, и который я с удовольствием представляю на всероссийский экран. Безусловно, это большая честь, бы твой фильм шел в прайм-тайм на Первом канале. Надеюсь, что завтра я не обману своих читателей и зрителей, и труды, нервы и здоровье, затраченные на производство этого фильма, будут возмещены тем, что люди будут смотреть картину.

«АиФ»: - Ваша картина собрала множество наград. Для Вас это показатель, что Ваша работа успешна?

Э.Т.: - Показателем явился для меня следующий факт. Когда был международный фестиваль военно-патриотических фильмов «Волоколамский рубеж» в городе Волоколамске, в нем участвовало 12 фильмов. Кто может выдержать просмотр 12 фильмов подряд за 2 дня? Только подростки. Эти фильмы смотрели 10-классники. Наш фильм был последним в 10 часов вечера, и тем не менее, был полный зал. Дальше произошла, на мой взгляд, показательная вещь. Эти ребята сначала ожидали, что покажут фильм «Наша Russia» или «Самый лучший фильм» и ждали, что фильм будет их смешить, пили пиво, писали смс. Но потом они поняли, что это немного другое кино, устаканились, осели, и дальше произошла поразительная вещь. Во-первых, никто не ушел из зала, а во-вторых, после фильма в фойе стоял ящик, куда надо было бросить бумажку проголосовать за приз зрительских симпатий. Я думал, что никто не проголосует, но никто не ушел, и этих бумажек лежало огромное количество, люди стояли в очереди, чтобы бросить их. Так, фильм получил приз зрительских симпатий. С другой стороны, взрослое жюри присудило специальный приз «За отражение на экране темы нравственной чистоты человека». Это сочетание призов взрослых людей за нравственную чистоту, и подростков – за приз зрительских симпатий, я считаю показателем этой картины.

«АиФ»: - Почему выбрали на главную роль Артура Смольянинова?

Э.Т.: - Я его не выбирал, у нас не было кастинга. Когда я писал сценарий, я знал, что это будет Артур Смольянинов, и только он, Света Устинова, Даша Чаруша и Марат Башаров. На эти 4 роли мы проб не проводили. Первую встречу и знакомство с Артуром мы назначили в Доме Клавия на патриарших прудах. Прочитав сценарий, он сразу сказал, что это его роль. Она ему понравилась, он с ней справился отлично, я думаю, что это его лучшая роль из всего, что он сыграл. То же самое было со Светой Устиновой, с Маратом Башаровым, с Дашей. Я не помню вообще, чтобы мы кого-то пробовали. Мы уехали в Узбекистан, там играют лучшие узбекские актеры, которых мы тоже не пробовали, потому что они все попадают «в десятку», на мой взгляд.

«АиФ»: - Эдуард Владимирович, у вас такие откровенные тексты. А как вы сами в жизни относитесь к любовницам и изменам? Считаете ли вы, что связь на стороне может спасти брак, или наоборот?

Э.Т.: - Я сужу по опыту своих друзей. Вообще у меня есть книга «Новая Россия в постели», где собраны документальные рассказы специалистов в этой области. Насколько я помню, там есть большая глава «Семинары в русской бане». Это подлинные семинары психологов, кандидатов наук, которые оказывают консультации женщинам и мужчинам, они рассказывают своим пациентам, помогают или не помогают в семейной жизни связи на стороне. Я думаю, что лучше взять книжку «Новая Россия в постели» и прочесть научные, интересные, сюжетные рассказы на эту тему. Чтобы человек получил полный ответ, надо прочесть уже развернутые истории и факты с анализом психологов-специалистов. 15 лет назад назад, когда все в России было свободно, в парилке собирались молодые психологи, мужчины и женщины, которые в предбаннике просто «трепались» на тему взаимоотношений мужчин и женщин. Я послушал это и сказал, что в следующий раз я накрою стол, включу диктофон и буду сам задавать темы. На одном из семинаров я поднял тему измены, и они из своего личного опыта освещали ее. Я помню, в «Библиоглобусе» много лет назад у меня была презентация новой книжки. Когда я подписывал книги, образовалась очередь. Я заметил, что в конце ее стояла юная девчонка и ждала, не подходила и не уходила. Я спросил, чего она ждет, она попросила взять интервью. Я поинтересовался, из какой она газеты, она ответила, что из «Школьной стенгазеты». Она спросила: «У Вас в книгах такое количество откровенных сцен, это правда так красиво, или Вы все сочиняли?». Я додумался ответить: «Когда это происходит по любви – то очень красиво, а когда ее нет – это скотство».

«АиФ»: - Здравствуйте, вы написали, что вдохновение черпаете в России, а за границей работаете, это так? Неужели не впечатляют вас зарубежные пейзажи?

Э.Т.:- Это не про вдохновение речи, а про материал. Я - журналист по первой закваске. Я сидел в «Аргументах и фактах», когда опубликовал письмо Бориса Абрамовича Березовского и еще несколько статей. Это - журналистика. Как журналист я держусь за факты. Я не умею сочинять «фикшен», когда я пару раз попробовал это, решил, что я не могу писать что-то такое, чего я еще не видел, не выяснил до конца. Я могу из фактов сделать что-то более интересное. Здесь, как на фронте, как в забое, как в шахте, ты берешь эту руду, это количество фактов, исследований, впечатлений, и должен уединиться куда-то. Поэтому я улетаю туда, но материалы все черпаю здесь. Я пишу о России и только о России. Как мы раньше работали? Я не знаю, как сейчас работают журналисты с Интернетом. Журналистика, на мой взгляд, всегда одна и та же, надо найти что-то новое и необычное. Найти что-то новое и необычное в Интернете невозможно. Я работал в «Комсомольской правде», и там на стене висела карта Советского Союза. Каждый из журналистов имел определенного цвета флажки и отмечал на карте, в какую глухомань мы забирались. Моя территория была Заполярье, Сибирь, Тюменская нефть, Норильск и так далее. Я выбирал глухую, дальнюю точку, где еще не был, выписывал командировку, и улетал туда. Тогда не было диктофонов, я с журналистским блокнотом встречался с людьми в поисках интересных фактов. В то время очень распространен был жанр журналистского очерка. Сейчас его почти нет. Это был тот багаж, который я увез в эмиграцию, который не могли у меня отнять на таможне, хотя у меня отняли все записи в записной книжке. Но этих людей я помню, и на основе этих впечатлений я написал свои романы.

Возврат к списку